ОКНА В СТЕПНОЙ МИР ИСЛАМА КУРМАНОВА Не стараясь добиться документальной точности, художник пишет сердцем

С художником Исламом Курмановым знакомство произошло почти случайно. Не получилось пройти мимо его картин, стоявших в ряд рядом со стилизованной юртой на ногайском подворье, установленном на Крепостной горе в Ставрополе во время «Студенческой весны стран БРИКС и ШОС». Небольшой вернисаж живописных полотен радовал глаз нежными красками и причудливыми образами суровых древних кочевников, вольных быстроногих скакунов, бескрайних степных просторов. Молодой человек вышел из юрты в ярко-синем национальном костюме и рассказал о своем творчестве. Правда, чтобы понять душу ногайского художника, потребовалось гораздо больше времени, чем короткая экскурсия скромного автора, не привыкшего к большой славе.

 

Окна в степной мир Ислама Курманова Ислам Курманов своими картинами представлял ногайскую культуру гостям "Студенческой весны стран БРИКС и ШОС". Фото автора.

Ислам рисовал с детства. Как он сам выразился – «было к этому большое желание». Увлечение не прошло с возрастом, и юноша пошел за своей мечтой – поступил в Ставропольское художественное училище, где пять лет познавал азы мастерства. После окончания училища решил, что знания лишними не бывают, и направился в Кубанский государственный университет. Однако жизнь в большом городе оказалась молодому человеку не по душе. Он ушел на заочное обучение, потому что почувствовал, где его призвание: не погнался за богемной жизнью, длинным рублем и переменчивой славой, а вернулся на родную землю. Попросту не смог без степных трав и ветров, закатов и рассветов, овечьих отар и коров, бредущих за горизонт.

 

– Получил высшее профессиональное образование, и с тех пор занимаюсь творчеством. Всегда писал не ради славы и не ставил себе цель обязательно продаваться. Я просто люблю то, что делаю. Душа дает знать, когда приходит самое счастливое ощущение – это такой наплыв внутри, вдохновение, – просто рассуждает Ислам.

 

С личной философией художника трудно спорить. Каждый находит свое: кто-то штурмует столичные галереи, а кто-то предпочитает просто быть счастливым. Где родился – там и сгодился. Вместе с тем, Ислам не зарыл талант в землю, а своими работами всецело посвятил его малой Родине. И передает мастерство детям, работая преподавателем в Нефтекумской художественной школе. В Доме культуры аула у него есть класс для занятий, куда каждый учебный год приходят порядка 20 ребят. Ученики Курманова участвуют в конкурсах рисунка, в том числе и краевых.

 

– Моя ученица Алия Мафтагатдинова однажды заняла второе место в краевом конкурсе детского рисунка – изобразила карандашный натюрморт, кувшин и корзинку с яблоками. Еще была краевая выставка, где другая моя воспитанница получила третье место за участие в конкурсе, посвященном зимней олимпиаде в Сочи. Мы с ней построили композицию – три лыжника поднимаются и спускаются по снежным склонам гор. Конечно, приятно, когда твои ученики чего-то добиваются, – делится Ислам, наверное, самым важным своим успехом, ведь не каждый творец еще и педагог.

 

Корни рода

Признается, что картины у него случается, покупают, но нечасто. Одно из полотен приобрел ушедший из жизни ставропольский политик Александр Коробейников. Увидел масляную картину: кобылицу, кормящую жеребенка. Понравилось, забрал. Несколько своих работ художник подарил поселковой школе, краеведческому музею в Нефтекумске. Зато никогда не отказывается участвовать в выставках народных умельцев. В городской художественной школе экспонировалась персональная выставка Курманова. Устраивал выставки и в своем ауле.

 

Когда будущий художник учился в училище, на втором курсе стал пробовать писать на свободные темы. Тут-то он абсолютно точно ощутил, что его всегда, буквально до трепета, волновала степь. И действительно, кто хоть раз бывал в степи, любовался зыбкими красками травяного моря, «живыми» картинами небесного полотна, тот задумывался, как же сложно передать это хотя бы на фото! А уж на холсте – тем более. Ислам как будто услышал зов родной земли.

 

– Я постоянно писал этюды, достаточно много. И пейзаж был довольно долго основным в моем творчестве. А недавно стала вдохновлять национальная тематика. Однажды в обыденном разговоре меня спросил знакомый преподаватель: кто ты по национальности? Ногаец, говорю. А мне в ответ: ты хоть знаешь, откуда произошел твой народ? И только потом я понял, что он специально мне мысль подкинул. Почитай, говорит, историю, – рассказал Ислам.

 

И художник погрузился в предмет с головой, открыв для себя бесконечный мир вдохновения в истории ногайского народа. Начал ходить в музеи, изучать детали национального костюма, особенности орнамента и быт. Стало интересно буквально все: как жили ногайцы в степи, чем занимались. Ислам показывает картину, с которой задумчиво смотрит в глаза зрителю степной кочевник. Меховая остроконечная шапка, круглый щит, конская попона – все прописано с большим вниманием к деталям. Но главное – передан неуловимый степной дух: картина словно окно, из которого веет свежим вольным ветром, колышущим буйные травы вокруг крепких конских копыт.

 

– Это «Аскер», что в переводе с ногайского означает «воин», я его сделал в акварели на дереве. Просто взял старую фанеру, почистил, поскоблил, загрунтовал и подумал: дай попробую гуашью по ней? Написал, лаком покрыл. Получился воин-кочевник. Иногда таких называют еще «батыр», – говорит художник.

 

Но до «батыра» было много этюдов. Ислам досконально изучал одежду, доспехи.

 

– Видите, у него защита для ушей? Спереди кольчуга, теплый кафтан, обязательно перчатки. Круглый щит и изогнутый меч, легкий и тонкий, как шпага. Эти нюансы все важны. Я обычно сравниваю с традиционными элементами одежды других народов: монгольских, татарских, например. Меня на эту работу вдохновил фильм «Кочевник». Смотрел и представлял себе, как мог бы выглядеть степной ногайский всадник, – отметил Ислам.

 

 

Союзник, учитель и муза

У Ислама много работ в разных техниках: и акварелью, и маслом, и гуашью. И, конечно, любимая графика, на которой быстрыми штрихами мчатся тонконогие кони, играют в высокой траве жеребята. Не стараясь добиться документальной точности, художник пишет сердцем, передает так, как чувствует внутренним оком. Когда появляется замысел, Ислам, по собственному признанию, «проваливается в работу». Придумал и сразу сделал набросок, перенес на большую бумагу или холст. А бывает и сразу на холсте. Потом дня два или три пишет, возвращаясь к своему детищу, исправляет. На первый взгляд все так же, как у других. Но Ислам Курманов не состоит в творческих объединениях и союзах, единственный его союзник, учитель и муза – степь. Туда он любит уходить больше всего. Просто идти… Далеко, глядя на табуны лошадей, на стада коров, впитывая глазами и душой краски, вглядываясь за линию горизонта.

 

- Так уходишь от жизненной суеты. Особенно люблю запах полыни… Сразу думается о старине, как будто и ты там был тоже! Мне вдохновение приходит, как зов из степи и одновременно как чувство внутри меня.

 

Есть у мастера – а иначе не получается назвать этого философски спокойного молодого человека – еще одна удивительная картина, от которой невозможно оторвать глаз. Она тоже зародилась в родной ногайской степи и тоже похожа на окно в любимый мир Ислама Курманова. Просто поле и воронье дерево – существующее в реальности место, почти сразу за аулом.

 

– Брел однажды километра два по дороге в поле. Смотрел на небо перед дождем. Оно было тяжелое, тревожное вдалеке, а пшеница под ним светилась от солнца. И поле разделялось пополам дорогой: с одной стороны освещенная солнцем пшеница, а с другой – степь, разнотравье, – рассказывает Ислам.

 

Здесь – дикое, природное, там – человеческое, рукотворное… А посредине - сухое дерево и вороны, будто стражи перехода из одного мира в другой.

 

А однажды Ислам увлекся музыкой и решил освоить игру на барабане. Однако это увлечение не сделало из художника музыканта. Кончилось все тем, что творческий человек освоил на любительском уровне аккомпанемент лезгинке, но в итоге сам сделал кожаный барабан.

 

– Друзья подсказали купить сито для муки и на него натянуть кожу. Получился как бубен тонкий, не понравился. Я нашел широкий кусок фанеры, налил в ванну кипяток, замочил, фанера размякла, и тогда я скрутил ее и сбил маленькими гвоздиками каркас. Натянул кусок кожи, который мне привез в подарок друг из Салехарда, а вокруг обернул негрунтованным холстом и нанес на корпус орнаменты, – рассказал художник.

 

А может, сказки?

Ислам рассказывает мне о своей, наверное, по-своему непростой сельской жизни, о работе преподавателем рисования, об увлеченности. Ведь делая зарисовки местной природы и национальных орнаментов для учеников, он и сам увлекается еще больше и гордится тем, что он – ногаец, потомок степняков.

 

Ислам живет с семьей в небольшом ауле Новкус-Артезиан. Точка на карте среди засушливо жарких степей Нефтекумья почти у самой границы с Дагестаном. В таких местах одним творчеством сыт не будешь, поэтому семья занята привычным хозяйством – держит шесть коров, индюшек, уток да кур. У Ислама и Рупии Курмановых трое деток: Аиша восьми лет, пятилетняя Зурита и трехлетний Муслим. Бывает в гостях старший сын от первого брака Исмаил, девяти лет. Дети художника все время рисуют, то просят бумагу, то наточить карандаши. И так хорошо, что есть крыша над головой.

 

– Свой дом мы недавно приобрели, живем третий год на краю села. Зато, представляете, прямо за нашим домом начинаются поля, степь! – описывает Ислам. – Я построил сарай, поставил забор и коров купил. Люблю животных. Прихожу с работы, смотрю на них, и душа радуется.

 

А моя душа радуется от полных света и ветра пейзажей, реалистично плотных масляных картин и тонких, нежных акварелей. На одной из них сидящая в юрте женщина в национальном платье мягко покачивает алую резную колыбель. Я прошу Ислама подумать над иллюстрированием сказок, ведь такой чудесной палитрой можно особенным образом передать детям мир древнего эпоса. Ислам Курманов обещает подумать.

 

Справка «МК-Кавказ»

На Ставрополье проживает 21 % ногайцев России, это второй регион их расселения. Ногайцы – седьмой по численности этнос в крае. Один из древнейших тюркоязычных народов Северного Кавказа, в этногенезе которого принимали участие монгольские и тюркские племена, а также половцы (кипчаки), язык которых лег в основу ногайского языка.

Источник: https://kavkaz.mk.ru/social/2019/08/13/okna-v-stepnoy-mir-islama-kurmanova.html

  

1 2 3 4 5 6 7 8 9


Декабрь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31

Время приема: 14.00-18.00

Писаренко А.В.
председатель комитета
Чаплыгин А.И.
заместитель председателя комитета
Пальчиков С.Ю.
заместитель председателя комитета

Видео материалы АТК СК

Видео-ролик "Звонок маме"

Видео-ролик "Что твое?"

Видео-ролик "Признаки"

"Терроризм за кадром" Фильм 1

"Терроризм за кадром" Фильм 2

Видео-ролик "Денежные переводы" 

Видео-ролик "А вы знаете интересы своих детей?"

Видео-ролик "Сдаю квартиру"

1 место в конкурсе "ЭКСТРЕМИЗМУ.NET"

Екатерина Литвинова

 

2 место в конкурсе  "ЭКСТРЕМИЗМУ.NET"

Исмаил Нальгиев

3 место в конкурсе  "ЭКСТРЕМИЗМУ.NET"

Юлия Водяная

 

Видео-ролик "Спаси себя и друзей, сообщи вовремя!"

Видео-ролик "Прежде чем сделать репост - подумай!"

Видео-ролик "Портрет террориста"

Комитет Ставропольского края по делам национальностей и казачества
Председатель комитета: Писаренко Александр Васильевич
Почтовый адрес : 355035, Россия, Ставропольский край, Ставрополь, ул. Мира, д. 337 (7-й этаж)  
Электронная почта : com_nation@stavregion.ru
Телефон приемной: 8(8652)23-33-01;
Факс: 8(8652)23-22-12
Телефон доверия комитета: 8(8652)23-22-13
График работы учреждения: Пн-ПТ: 09.00-18.00
 
Юридические консультации
Консультант-юрисконсульт: Гупало Сергей Витальевич
Телефон: 23-11-01
График приема на консультации:
 
Кадровая работа
Телефон: 23-11-01
График работы: Пн.-Пт. 08.00-19.00

На карте

Со стороны ул. Ленина
– автобус №10, троллейбусы №1,9, маршрутные такси №10, 31,45
Остановка: "Диагностический центр"
Со стороны ул. Мира
– автобус №38, №37, №14, троллейбус №7, №8, маршрутные такси №14
Остановка: «Переговорный пункт»